Корнелия Ичин об авангарде и Елене Гуро

0

Playlists

Loading...
oralhistory.ru
Дочь высокопоставленного военного, входившего в высший свет Петербурга, Екатерина Генриховна Гуро, часто жила в Швейцарии в местечке Montreux. Жила и как аристократка, и как революционерка. Поблизости была гора, которую местные жители называли Nisen die Schöne, т.е. Низен красивая. «Ради бога не подумайте, что я считала себя die Schöne! Напротив, меня считали уродиной, потому что у меня был огромный рот!» - заверяла В.Д. Дувакина Екатерина Генриховна, ставшая известной писательницей Екатериной Низен. «Просто мне снилось это удивительное сочетание!»

Ее сестра Елена Гуро, писатель, поэт и художник, была замужем за композитором М.В. Матюшиным. В 1908-1910 годах Елена Гуро и Матюшин входят в складывающийся круг русских кубофутуристов-«будетлян» (Давид Бурлюк, Василий Каменский, Велимир Хлебников), они встречаются в доме Матюшиных на Песочной улице в Петербурге, ныне Музей петербургского авангарда, там основывается издательство «Журавль». В 1910 году выходит первый сборник кубофутуристов «Садок судей». Об этом и рассказывает Екатерина Гуро-Низен.

Екатерина Генриховна родилась в 1874 году. В момент беседы с Дувакиным ей было 96 лет. Она очень плохо слышит, категорически не хочет говорить по датам, многое помнит по ощущениям, что не умаляет ценности ее воспоминаний как свидетеля эпохи. Большая часть разговора состоит из переспросов и уточнений, поэтому публикуемый текст радикально сокращен по сравнению с оригиналом. По тем же причинам крайне затруднительно публиковать аудио запись беседы. Сейчас мы готовим для Вас запись литературного чтения Екатерины Низен, записанную Дувакиным в дополнение к воспоминаниям.

Творческим наследием Елены Гуро, равно как и других писателей и поэтов русского литературного авангарда, занимается профессор Белградского университета доктор филологических наук Корнелия Ичин. В беседе с уважаемым профессором был затронут вопрос о терминологии русского искусства начала ХХ века, о вариантах его именования Загребской и Белградской школ славистики, что безусловно характеризует сам процесс осмысления культурного наследия разными творческими группами. Корнелия удивительно тонкий и глубокий знаток словесности, искусства и русской культуры в целом. Мы благодарны ей за отклик и участие в нашей работе. С К. Ичин беседовал историк Дмитрий Споров.